Комсомольская правда Казахстан
Войти  \/ 
x
Регистрация  \/ 
x



Наш опрос

Спасибо! Результаты опроса "Общественный транспорт" смотрите в рубрике "Архив"

Недавно предлагаемый акимом Астаны ежемесячный сбор в размере 3800 тенге с квартиры, в рамках создания бесплатного общественного транспорта в Астане, вызвал бурную реакцию на просторах интернета. Поэтому «КП» решила узнать у своих читателей, как они отнесутся к такому нововведению в своем городе?

Поиск по тегам
Поиск - Категории
Поиск - Статьи
Поиск - Контакты
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Комментарии

rsz corw6lz2t4o

Пн06172024

ОбновленоЧт, 30 Нояб 2017 11am

  • Курс валют:
Back Вы здесь: Звезды НАГИМА ЕСКАЛИЕВА: «РЕСТОРАН -­ ВЕЛИКАЯ ШКОЛА ДЛЯ АРТИСТА!»

НАГИМА ЕСКАЛИЕВА: «РЕСТОРАН -­ ВЕЛИКАЯ ШКОЛА ДЛЯ АРТИСТА!»

Корреспондент «Комсомолки» встретился с Нагимой Ескалиевой, народной артисткой РК, профессором КазНАИ им. Жургенова, бессменным членом жюри музыкального конкурса «Х-­Фактор», прекрасной певицей и великолепной женщиной.

- Нагима Хабдуловна, а какой вы были в детстве?

- Ужасно непоседливым ребенком! У меня все ноги были в шрамах, я лазила по деревьям и арыкам, чуть ли не каждую неделю в школу вызывали родителей, мало того, что плохо училась, так еще и дралась постоянно. В общем, поведение было отвратительное, я была та еще пацанка-­хулиганка, поэтому дружила я в основном с мальчишками. В школе из-­за своего высокого роста я была «гадким утенком», меня называли «шпалой» и «жирафой», и те, в кого я была влюблена в школьные годы, на меня даже не смотрели. Но зато потом, когда я стала уже известной певицей, когда меня стали показывать по телевизору, они стали усиленно проявлять ко мне интерес. Но я для них уже была недосягаема!

- В свое время, когда вы только начинали свой путь на эстраде, как и многие артисты, пели в кафе и ресторанах…

- Ресторан ­ это самая великая, самая лучшая школа для артиста! Трудно переоценить, что эта школа дала мне! Некоторые говорят, вот, дескать, кабацкая песня. Но нужно отличать блатные песни от настоящего творчества. Я помню, пела в ресторане «Алма­-Ата», в различных кафе, потом в варьете гостиницы «Турист». Я уже 16 лет преподаю вокал в Академии искусств им. Жургенова, но, тем не менее, считаю, что лучшей школы для артиста, чем пение в ресторанах, вы не найдете! Когда ты приходишь вечером и уходишь под утро, поешь всю ночь, это такая тренировка для связок, для голоса. И петь ты, хочешь не хочешь, будешь то, что тебе заказывают, начиная от «в лесу родилась елочка» до Уитни Хьюстон. Я хочу пожелать всем начинающим исполнителям начать свою творческую школу с ресторана! Недаром многие звезды начинали именно с пения в ресторанах: Лайма Вайкуле, Ирина Понаровская, Лариса Долина, тот же Григорий Лепс.

- А с чего начинался ваш путь к успеху?

- Когда я училась в школе, не собиралась себя связывать с эстрадой, скорее, мечтала сниматься в кино, причем актрисой комедийного плана. Пела в хоре, ходила в драматический кружок. Потом поступила в Республиканскую студию эстрадно-­циркового искусства, но после первого курса меня отчислили как профнепригодную. Так что не так все просто и легко начиналось. Хотела поехать в Москву поступать во ВГИК, но надо было заплатить за билет 65 рублей при 70 рублях, что получали родители, а у меня было еще три сестры и брат, так что от этой идеи пришлось отказаться. В эстрадно­-цирковой студии каким-­то чудом удалось остаться на кукольном отделении и лишь потом при помощи Лаки Кесоглу удалось перевестись обратно на вокальное отделение и закончить его. Потом было музыкальное училище им. Чайковского (отделение хорового дирижирования). В ансамбль «Гульдер» меня тоже с первой попытки не взяли, больше того, прямо дали понять, что я со своими 178 см роста не подхожу под критерии казахской певицы, и перспективы во мне не видят. В «Гульдер» меня пригласили только через 8 лет, в 1978 году.

- Тем не менее вы снялись в нескольких фильмах. Какой запомнился более всего?

- Конечно, «Родные степи», 1981 год. Как раз в то время певицам было модно сниматься в фильмах -­ Алла Пугачева, София Ротару, Роза Рымбаева, вот и мне предложили эту возможность, и я с удовольствием ею воспользовалась! Мне было 27 лет, я играла 45­-летнюю мамашу, мою невестку играла Венера Нигматуллина, ей было тогда лет 19. Когда сейчас я иногда пересматриваю этот фильм, думаю: Боже мой, какая я актриса замечательная! Я думала, что я буду такая казахская Анна Маньяни, и до сих пор у меня сильное желание сняться в каком­-нибудь хорошем фильме, так что я открыта для предложений сыграть какую-­нибудь женщину-­вамп, стерву или бандюганку (смеется).

- В 1979 году ­ первый громкий успех ­ победа во всесоюзном конкурсе «С песней по жизни». Помните свои ощущения?

- Ощущения непередаваемые! Если честно, у меня и в мыслях не было стать дипломанткой конкурса, а слово «лауреат» для меня было что-­то недосягаемое! И потом, когда мне дали песню Давида Тухманова «Дадим шар земной детям», которую до этого исполняла София Ротару, мне казалось, что это просто нереально исполнить ее так  же хорошо! Волновалась очень, но потом подумала: «Что я теряю?», и как запела! В общем, пела, как в последний раз, вложила всю свою душу! Потом, как гора с плеч свалилась, мы с Назифой Кадыровой, сейчас народной артисткой Башкирии, с которой очень подружились на том конкурсе, видим, что среди дипломантов нас нет, пошли в гримерку, достали башкирский коньяк, выпили немного. Слышим, как объявляют третье место, затем второе, первое! Нас среди них, естественно, нет, но мы и не расстроились, главное, что выступили достойно, подружились! И вдруг объявляют: «Гран-­при конкурса «С песней по жизни» присуждается Нагиме Ескалиевой!» А меня редактор конкурса бегает, ищет по всем коридорам. Я в таком шоке была от неожиданности, что на сцену меня чуть ли не выталкивали! Вы правильно говорите, это был первый большой настоящий успех, которым я могла гордиться!

- А с кем еще из артистов советской эстрады у вас сложились дружеские отношения?

- Когда еще был Советский Союз, я дружила с Людмилой Рюминой, народной артисткой Советского Союза, очень хорошие отношения были с Ларисой Долиной, Ириной Отиевой, Валентиной Толкуновой, Иосифом Кобзоном, с ансамблем «Верасы» была в очень дружеских отношениях. Вообще, с теплотой вспоминаю то время! В месяц я летала в Москву по 3­4 раза, пела в Кремлевском дворце съездов, Колонном зале Дома сою­зов, концертных залах «Россия», «Олимпийский», «Лужники», для меня это был колоссальный опыт петь в огромном зале с живым оркестром! Нарезала по всей бескрайней стране круги с гастролями, даже на БАМе пела, была на Кубе, в Афганистане.

- Вам и как члену жюри шоу «Х­Фактор», и как преподавателю Академии искусств им. Жургенова приходится иметь дело с молодежью. Как вы считаете, возможности добиться успеха у них сейчас больше, чем раньше?

- Меньше, гораздо меньше. Сейчас зачастую талантливый артист, если у него нет финансовой поддержки, предоставлен самому себе. Деньги даруют возможности: если у тебя есть деньги, ты снимешь клип, покажешь его на музыкальном телеканале, отдашь песню на радио, сделаешь концерт. Все зависит от продюсера и финансового положения. Сегодня достаточно записать песню, снять клип, заплатить за ротацию на телеканале или радио ­ и ты звезда. И неважно, что среди этих звезд полно бездарностей! А по-­настоящему талантливые люди, не имеющие материальных возможностей, остаются за бортом. Именно поэтому я и согласилась прийти на проект «Х­-Фактор». Здесь уже все зависит от таланта и трудолюбия, целеустремленности участника. Участие в таком крупном проекте ­ это огромная возможность быть замеченным, а победа в нем может стать отличным стартом для карьеры. И наша задача, как судей, как раз и состоит в том, чтобы помочь талантам раскрыться, запустить их в полет, как спутник на орбиту! На шоу «Х-­Фактор» побеждали мои ученики Андрей Тихонов,  Кайрат Капанов и Евгений Выблов, чем я очень горжусь, отчасти это и моя победа!

- Что вам, давно состоявшейся творческой личности, дал опыт преподавания?

- Я, если честно, боялась идти преподавать в Академию, Лаки Кесоглу сказал мне: «У тебя должны быть ученики, кому-­то ты должна передавать свои опыт и знания». Я уже 16 лет работаю в Академии педагогом, преподаю вокал, и это, конечно, мне очень помогло, когда я пришла в жюри «Х­-Фактора», так что было не так страшно! Для меня самой было важно понять: смогу ли я? Сейчас понимаю, что могу, и мне это нравится!

- А музыку какую сейчас слушаете?

- Я люблю джаз, причем не современный джаз­-модерн, а именно классический, традиции которого заложили еще Элла Фицджеральд, Дюк Эллингтон, Луи Армстронг. Мне очень нравится, как поют джаз Айгуль Бабаева, Жанна Орынбасарова, они поют традиционный красивый джаз. А из современных поп­исполнителей люблю Кристину Агилеру, Уитни Хьюстон, Мэрайю Кэри,  Джастина Тимберлейка,  Бейонсе, Стиви Уандера, Тину Тернер.  Наверное, в прошлой жизни я была черная (смеется).

- И последний вопрос. Только честно! Как вы относитесь к популярности? Папарацци и поклонники не раздражают?

- У нас, в отличие от Запада или России, в этом плане все спокойнее, без фанатизма, можно без проблем ходить в рестораны, кино или театр. Наоборот, очень приятно, когда узнают, делают комплименты и говорят хорошие слова! Тем более смешно смотреть на некоторых юных звездочек, которые со вздохом рассказывают, как они устали от популярности! Они лукавят, и это либо звездная болезнь, либо не от большого ума. Нет для артиста ничего дороже внимания людей, и артист всегда должен быть признателен им за это!

Павел Злобин. 

Поделиться ссылкой