Комсомольская правда Казахстан
Войти  \/ 
x
Регистрация  \/ 
x



Наш опрос

Спасибо! Результаты опроса "Общественный транспорт" смотрите в рубрике "Архив"

Недавно предлагаемый акимом Астаны ежемесячный сбор в размере 3800 тенге с квартиры, в рамках создания бесплатного общественного транспорта в Астане, вызвал бурную реакцию на просторах интернета. Поэтому «КП» решила узнать у своих читателей, как они отнесутся к такому нововведению в своем городе?

Поиск по тегам
Поиск - Категории
Поиск - Статьи
Поиск - Контакты
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Комментарии

rsz corw6lz2t4o

Чт05262022

ОбновленоЧт, 30 Нояб 2017 11am

  • Курс валют:

АРКАНКЕРГЕН. ЗАБЫТЬ?

 

 

Пять лет назад, 28 мая 2012 года, на пограничном посту на казахстанско­китайской границе нашли мертвыми 14 пограничников и егеря частного охотничьего хозяйства «Тастау-S», сам пост был сожжен.

На нашу просьбу встретиться накануне трагической даты командир Ушаральского пограничного отряда подполковник Александр Сладкевич посоветовал «про Аркан забыть навсегда, его не было и нет» и продолжать разговор отказался.

 

Что случилось?

30 мая 2012 года пост Арканкерген не вышел на связь. В погранвойсках это автоматически означает серьезное ЧП, потому что связаться можно и с погранотрядом, и с ближайшей заставой, и канал связи не один. С заставы Сары-Бухтор выслали наряд, который и обнаружил, что пограничного поста больше попросту нет. Неподалеку от пепелища нашли неповрежденные трупы двух солдат, и сразу возникла версия, что один застрелил другого, а раненый нашел в себе силы выстрелить в противника. В пользу этой версии говорило то, что один из убитых, судя по положению тела, загребал руками землю, то есть умер не сразу. На кордоне в нескольких сотнях метров от поста обнаружили труп егеря. Через несколько часов данные экспертизы загадок прибавят - в ранах от пуль были обнаружены личинки мух, то есть егеря убили как минимум на сутки раньше остальных. 

Когда пересчитали найденные на пожарище человеческие черепа, стало ясно, что не хватает останков одного человека. Кого именно - было неясно. Тогда вертолеты кружили даже над побережьем озера Алаколь, полиция шерстила гастарбайтеров из соседних стран, в горных аулах проверяли всех подозрительных. Пропавшего Владислава Челаха нашли через несколько дней неподалеку от сгоревшего поста. Он сразу же признался в убийстве 15 человек.

Само по себе признание вины в следственной практике стоит немного - обязательно нужны  доказательства, что это не самооговор. А доказательств как раз и не было. По свидетельству тех, кто занимался отправкой с поста останков, от людей остались лишь черепа и крупные кости скелета - и то не от всех. Офицерский домик и казарма сгорели дотла. Но ­ все погибли, а Челах почему-то живой. Да еще и признался. Какие могут быть сомнения?!

Вначале Челах заявил, что совершил это из-за «внутренних конфликтов и необъяснимого помутнения сознания». В ту ночь он был дежурным по казарме, имел доступ к оружию. Расстрелял сослуживцев и поджег казарму. После чего ушел. Потом он от всех своих показаний отказался. Сказал, что на пост напали, а он, испугавшись, убежал и спрятался в горах…

1 октября Владиславу Челаху предъявили обвинение по 8 статьям Уголовного кодекса РК: «Убийство двух и более лиц», «Похищение личных вещей», «Похищение секретных документов», «Похищение оружия», «Незаконное ношение оружия», «Повреждение военного имущества», «Дезертирство» и «Незаконное вторжение в чужое жилище». 11 декабря 2012 года суд признал его виновным в совершении преступлений и приговорил к пожизненному заключению.

Однако даже спустя пять лет в Ушарале при упоминании имени Владислава Челаха каждый мне смеялся в лицо ­ в официальную версию здесь, похоже, не верит никто. А то, что именно в тех местах с советских времен охотились представители элиты, знают все. Версии в народе свои, и звучат они порой достаточно убедительно. Однако спустя годы нет доказательств ни одной из них, поэтому спорить с версией официальной сегодня мы не будем.

 

Что это был за пост и что там сейчас

Арканкерген был деревянной сказкой. Обычно пограничные заставы - сооружения донельзя казенного вида. Эта вся была построена из дерева - от ворот с рогами горного козла над ними до наблюдательной вышки. Не застава, а настоящий высокогорный курорт. Там никогда не звучали сигналы тревоги, не срывались с места машины с запрыгивающими на ходу солдатами. Границы с колючей проволокой и КСП там не было - как ее проведешь в диких горах, где идти можно только по тропам и непременно или вверх или вниз? Казахстанская территория охранялась нарядами, которые прочесывали местность и искали нарушителей. В советское время только за один «сезон» Арканкерген задерживал десятки собирателей рогов и кореньев. То есть передовая линия обороны, неописуемая красота вокруг и полная оторванность от цивилизации, когда даже мешки с овсом для лошадей доставляли вертолетом.

Пять лет назад жуткое пепелище убрали бульдозером. Поставили памятник, на котором имена всех погибших пограничников, - такого нет даже в Ушарале. С момента трагедии этот участок границы летом охраняли несколько солдат, жить им приходилось в палатках. С этого года, как сообщил источник в руководстве Ушаральского погранотряда, дислоцироваться там пограничники больше не будут. По­видимому, этот участок границы будет охраняться близлежащими заставами и разведывательно­поисковыми группами. Ушло в прошлое намерение построить там стационарную заставу. Кстати, и в России с незапамятных времен никогда не строили новую заставу на месте уничтоженной…

 

«Он не хотел служить на Аркане»

Мне удалось поговорить с дедушкой и бабушкой погибшего здесь контрактника, 21-летнего Рустема Акылбаева. Останки внука безутешные старики похоронили через три месяца после трагедии, когда после экспертизы в Германии было точно установлено, кому они принадлежат.

- На Арканкерген Рустема отправили в начале мая, хотя он нормально служил на заставе Жаланашколь. То есть он пробыл на том посту меньше месяца. Не знаю почему, но служить там он не хотел. Однако армия есть армия, ему пригрозили увольнением, и он все-таки отправился на новое место службы, - вспоминает 79­летний Ахметжан Шудабаев.

Причина, почему Рустем Акылбаев решил стать конт­рактником, проста, как жизнь - в райцентре Ушарал с работой для молодежи всегда было туговато, а служба по контракту - гарантированная и неплохая зарплата. Кроме того, Рустема перед отправкой на высокогорный пост (а это вам не комфортная жизнь на Жаланашколе, где я лично бывал и видел впечатляющие условия быта и солдат, и офицеров) весьма вдохновляло обещание руководства уже осенью отозвать его в отряд. С любимой девушкой как раз тогда договорились пожениться. Теперь она уже замужем…

- Пару лет нас возили туда на вертолете, - говорит Ахметжан-ага. - Но теперь ни слуху ни духу, никто не вспоминает о нас.

 

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Ветеран пограничной службы, всю жизнь прослуживший в Ушаральском погранотряде, пожелавший, чтобы его имя не указывали, поделился воспоминаниями: «На открытии памятника погибшим меня попросили выступить. Я так и сказал заместителю акима - о чем я буду говорить? За что им ставить памятник, за какой героизм? Мы с ветеранами каждый год вспоминаем тот бой на Жаланашколе, обязательно поедем туда и в этом году, там молодые парни сложили головы за Родину. А этих ребят… Просто постреляли спящих, как беспомощных котят».

Надпись на том самом памятнике в переводе с казахского звучит примерно так - «Памятник погибшим при боевой службе, пограничники не умирают, они продолжают свой путь до конца».

 

Вадим БЕРЕГОВОЙ.

Поделиться ссылкой

Добавить комментарий

     

Защитный код
Обновить